Гвардеец кардинала
WTF Armand Richelieu and Co 2016

Список работ


WTF Richelieu 2015
"Ультиматум" драббл
"Стадии опьянения графа Рошфора" драббл
"Как мышь карьеру Ришелье спасла" драббл
"Для короля, у которого есть все" драббл
"Раздевайтесь уже!" драббл
"Политика" драббл
"Недреманное око" драббл
"О вреде поэзии" мини
"Шах и мат" мини
"Утраченное зрение" мини
"До чего доводит флагелляция" мини
"Даже в аду" мини
"Происхождение обязывает" мини
"Железное препятствие" мини
"Спасение нерядового котика" миди
"Алый конь" миди
"Опасные связи шевалье д'Эрбле" миди


Другие части

Часть 2 (4 мини), Часть 3 (1 мини, 1 миди), Часть 4 (1 миди), Часть 5 (1 миди)

Для Модератора:



Драбблы


Название: Ультиматум
Автор: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Бета: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Размер: драббл (344 слова)
Пейринг/Персонажи: Ришелье/Рошфор
Категория: преслэш
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Размещение: только после деанона, запрещено без разрешения автора
Для голосования: #. WTF Richelieu 2015 - работа "Ультиматум"

— Монсеньер, срочное донесение. Граф Рошфор, — сообщил секретарь, появляясь в дверях кардинальского кабинета.

— Пусть войдет, — Ришелье отложил перо и откинулся на спинку высокого стула. Секретарь безмолвно поклонился и отступил, и в дверях возник взволнованный и бледный Рошфор в помятом дорожном костюме. Он склонил голову и быстро проговорил:

— Монсеньер, мне удалось перехватить шифрованное письмо герцогини Шеврез к маркизу Мирабелю!

— Прекрасно! — просиял Ришелье. Это письмо было крайне важно для окончательного прояснения очередной интриги с Испанией, которую затеяла неуемная герцогиня.

Кардинал ожидал, что граф сейчас передаст ему письмо, но тот стоял и смотрел прямо на шефа.

— Рошфор, что с вами? — нетерпеливо спросил Ришелье и протянул руку. — Давайте же письмо!

Граф отступил на шаг и покачал головой, не отрывая взгляда от лица кардинала.

— Что на вас нашло?! — воскликнул красный герцог. — Не испытывайте мое терпение, давайте письмо!

— Возьмите сами, — ответил Рошфор.

Ришелье подумал, что ослышался.

— Что вы сказали? — потрясенно спросил он.

— Письмо у меня. На мне, если быть точным, — сказал граф, побледнев еще больше. — Я хочу, чтобы вы нашли его лично. Если позовете охрану, — добавил он, опережая события, — я это письмо съем.

— Почему съедите? — ошалело спросил министр.

— Потому что клочки разорванного письма можно склеить. А камин в вашей комнате не горит, — сообщил Рошфор уже спокойнее.

— Рошфор, вы сошли с ума? — поинтересовался Ришелье, закипая гневом.

— Это неважно, — шпион определенно получал удовольствие, наблюдая за реакцией шефа. — Я сообщил вам мои условия, монсеньер, теперь дело за вами.

Потрясенный кардинал даже не апеллировал к гражданской сознательности своего подчиненного, а немедленно преисполнился холодной ярости и решимости добыть злополучное письмо во что бы то ни стало.

Он внимательно осмотрел графа, стараясь понять, куда этот мерзавец мог спрятать драгоценный клочок бумаги. В комнате зависла предгрозовая тишина — даже увалень Люцифер прижал уши и спрятался за креслом. Через пару минут Ришелье сделал шаг к графу и аккуратно приподнял его кожаный наглазник. Рошфор шумно вздохнул, потом улыбнулся. Письмо оказалось именно там. Надушенная бумага была свернута в несколько раз, но крайне бережно.

Ришелье мельком посмотрел на нее и позвал секретаря и охрану:

Россиньоля ко мне, графа под арест, — бросил он и добавил:

— В следующий раз, дорогой Рошфор, прячьте важные документы понадежнее.

***


Название: Стадии опьянения графа Рошфора
Автор: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Бета: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Размер: драббл (673 слова)
Пейринг/Персонажи: Рошфор, гвардейцы, Бомон, упоминаются Ришелье, Людовик XIII, Мария Медичи, Анна Австрийская, герцогиня де Шеврез
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Размещение: только после деанона, запрещено без разрешения автора
Для голосования: #. WTF Richelieu 2015 - работа "Стадии опьянения графа Рошфора"

Первый стакан. Господа! Предлагаю выпить за монсеньера кардинала! Этот гениальный человек заслуживает всяческого уважения и поддержки, так как именно он суровой и твердой рукой держит кормило корабля Франции, направляя его быстрый бег по бушующим волнам европейской политики, и ловит попутный ветер в паруса нашей многострадальной и горячо любимой родины, прилагая все усилия для того, чтобы звезда Франции взошла и высоко засияла над миром, став самым ярким бриллиантом в короне небесных светил, и заняла первое место в созвездии мировых держав, которое предуготовано ей самим Господом Богом! Здоровье монсеньера!

Второй стакан. Господа! Второй тост, возможно, в нарушение субординации, но искренне и от всего сердца, хочу выпить за его величество короля Людовика Тринадцатого! Он велик и гениален хотя бы уже просто потому, что оказался в состоянии понять и оценить титанические замыслы монсеньера кардинала, и настолько мудр, чтобы не так уж сильно мешать их осуществлению! Давайте пожелаем, чтобы Господь внял молитвам господина кардинала и одарил его величество своей милостью в виде наследника короны! Здоровье короля и кардинала!

Третий стакан. Друзья мои! Третий тост, как обычно, за прекрасных дам. Но я предлагаю выпить за них сегодня гораздо больше... И начну я с ее величества королевы Анны. Выпьем же за то, чтобы она перестала интриговать против господина кардинала и своего мужа и чтобы, когда в следующий раз забеременеет, не скакала по навощенному паркету с этой шлю... простите старого солдата, то есть с герцогиней де Шеврез. Ура королеве! Выпьем!

Четвертый стакан. Продолжаем пить за дам. Поднимем стаканы за ее величество королеву-мать! Она монументальная женщина, но неисправимая... Поэтому предлагаю выпить за ниспослание ей разума, чтобы она следовала политике своего сына, который мудро поддерживает монсеньера кардинала!

Пятый стакан. А теперь, господа, не чокаясь, потому что мы пьем за госпожу герцогиню де Шеврез... Думаю, никому не нужно объяснять, почему не чокаясь? Потому что она донимает монсеньера кардинала, а тот из последних сил борется за интересы Франции и невыносимо страдает... Простите, слезы наворачиваются. Становлюсь сентиментальным, наверное, старость... Выпьем!

Шестой стакан. А давайте — за нас? А? Мы замечательные... Мы дружные, храбрые, мы служим великому человеку и великой цели, потому мы тоже немножечко великие... А? Ну давайте, у всех налито? Хоп, поехали!

Седьмой стакан. Эй, там, спойте песню о сражении под Амьеном! Я там тоже сражался, черт возьми... Хотя я там и не сражался никогда, но это не важно... Наливайте! Ваше здоровье!

Восьмой стакан. Жюссак! Смотрю я на вас, дружище, — какой же вы милый и приятный человек! Вы сарабанду танцевать умеете? Нет? Упущение, монсеньер меня научил, и я вас научу... А пока давайте выпьем!

Девятый стакан. Спойте что-нибудь куртуазное, господа, как раз барашка принесли. Какой аромат! Давайте выпьем за... за... а, клянусь подвязками святой Екатерины, неужели нельзя выпить просто так, без этих дурацких речей?! Ваше здоровье!

Десятый стакан. К черту войны, злобу и партии! Как наши отцы, споем с верными друзьями, под звон бокалов, среди роз и лилий!

Одиннадцатый стакан. Кому-то не нравится мой голос или мой репертуар? Покажите мне свою шпагу, сударь! Э, а все остальное у вас такое же короткое? Чтооо?! От ублюдка слышу!

Двенадцатый стакан. Ребенок с видом герцогини, тебе отрежу... Что отрежу, дьявол его знает, не помню слов, Жюссаак! Как там дальше? Спит уже? Слабак! Идет голубка по аллее, и в каждом чудится слабак, как опозорился бедняга, уснул в подливе наш Жюссак! Оп! Стакан упал, заметьте, сам упал, я даже не шевелился, правда, кум Бомон? Нет, я еще не сплю, я только одним глазком... А? Что?

Тринадцатый стакан. Подите все к дьяволу! *обиженно*

Четырнадцатый стакан. Господа, а поедемте купаться? Нет, я не пьян, я не утону... Там не темно. Ну темно, Жюссак с факелом постоит... Ну полежит, какая разница, главное — с факелом! Нет, в том месте нечистоты не выливают, я проверял, моя собака пила воду и не сдохла... И лед растаял уже давно, сегодня май. То есть февраль, ну и что, какая разница? Купаться хочу! Ну и что, он тонкий, его разбить можно... Эх вы, трусы!

Пятнадцатый стакан. Скажите монсеньеру, чтобы он не переживал, я завтра не приду, но у меня все норма... хррр...

***


Название: Как мышь карьеру Ришелье спасла
Автор: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Бета: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Размер: драббл (736 слов)
Пейринг/Персонажи: Ришелье, Мари-Мадлен Комбале, Люцифер, мышь.
Категория: джен
Жанр: юмор, драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: От каких случайностей порой зависят судьбы народов
Размещение: только после деанона, запрещено без разрешения автора
Для голосования: #. WTF Richelieu 2015 - работа "Как мышь карьеру Ришелье спасла"

Любимый кот кардинала Люцифер нервничал — об этом можно было догадаться по подергиванию кончика черного хвоста.

Он безуспешно пытался поймать одну крайне нахальную мышь — жирную, матерую, пережившую не одну передрягу на своем веку. Мышь жила за шкафом в кардинальском кабинете и обнаглела до такой степени, что даже среди дня выходила проверить, не принесли ли его высокопреосвященству чего-нибудь вкусненького.

Не то чтобы Люцифер очень любил охотиться. Мышата поменьше могли хоть хороводы вокруг него водить — откормленный на белом мясе цыплят кардинальский фаворит благодушно дрых в кресле, чем, кстати, вызывал молчаливое неодобрение отца Жозефа, вообще не любившего лентяев. Но даже лени, оказывается, есть предел, и эта старая мышь сумела-таки вывести Люцифера из себя.

Люцифер был крайне решительным котом и любую затею доводил до конца. Вот и сейчас, поставив себе цель разделаться с нахалкой, он засел около ее норки, "замаскировавшись" ножкой стула, и даже дыхание затаил, чтобы не спугнуть добычу.

Ему пришлось просидеть без движения более трех часов. Безуспешно слуга звал его обедать — охотник, ощущая пустоту в желудке, нервно облизывался, но не покидал свой пост. Наконец в норке послышалась возня, и мышиный запах сделался сильнее — признаки того, что ничего не подозревающая жертва идет навстречу своей судьбе. Люцифер нетерпеливо запереминался с лапы на лапу и припал к полу, готовясь к прыжку.

Мышь выскочила из норки как-то совершенно внезапно, молнией, — Люцифер даже подпрыгнул. Серая тварь, увидев кота (а может, почуяв его заранее), поступила самым неожиданным образом — вскинулась, приняла агрессивную стойку и с писком бросилась на него. Не успел кот отреагировать, как мышь запрыгнула на его загривок, пробежавшись вдоль хребта, спрыгнула на ковер и бросилась прочь из кабинета. Люцифер запоздало шарахнулся в сторону, больно ударился о ножку кресла и с воплем запрыгнул на стол, проехавшись по аккуратно разложенным бумагам. Донесения испанских агентов кардинала посыпались на пол, громко шурша, чем довели кота практически до истерики, и он позорно забился под шкаф.

Впрочем, маленькая кошачья трагедия возымела самые неожиданные последствия. В тот вечер, 10 ноября 1630 года, спустя полчаса после описанной выше неудачной охоты, Ришелье вернулся из Лувра в крайне подавленном состоянии духа.

— Нет, Мари, я не буду ужинать, — говорил он своей племяннице, открывая двери в кабинет. — Мне кусок не идет в горло. Я должен немедленно покинуть Париж. Отныне я всего лишь частное лицо, то есть никто. Ее величество добилась, чего хотела...

— Дядюшка, не опускайте рук, — увещевала его госпожа де Комбале, — фортуна еще может улыбнуться вам!

— Уже нет, милая Мари, — ответил кардинал, почти падая в кресла. — Король прошел мимо меня, не сказав мне ни слова. А перед этим он крайне резко беседовал со мной. И королева — она говорила невообразимые вещи, вы себе не можете представить...

— Я не могу представить? — горько рассмеялась прекрасная Мари-Мадлен. — Я,
которой бросали в лицо обвинения в кровосмесительной связи и шпионаже? О дорогой дядя, вы щадите меня — но так же точно и я щадила вас!

Ришелье потянулся к молодой женщине, взял ее руку и поцеловал:

— Добрая душа, благородная душа! — ласково произнес он. — Пока вы остаетесь рядом со мной — я не имею права жаловаться на судьбу! Вы готовы разделить мое изгнание?

— И вы еще спрашиваете, монсеньер! — воскликнула преданная красавица. — Я дышу только там, где находитесь вы, я с радостью покину этот город, где вы столько страдали! — и она, в свою очередь, нежно и почтительно поцеловала руку дяди.

— Тогда нас ничто не держит, — Ришелье поднялся с кресел. — Дела мои закончены, — он скользнул взглядом по разбросанным документам, удивленно поднял брови, но решил не обращать внимания на беспорядок. — Итак, мы уедем в Рюэль, а оттуда в Понтуаз, где за мной остается место губернатора. В путь!

Кардинал и его племянница устремились к двери, однако в этот момент все еще не пришедший в себя Люцифер с мявом ринулся наперерез им из-под шкафа и спрятался под столом. Суеверный Ришелье остановился.

— Посмотрите, Мари, Люцифер перебежал нам дорогу. Это к неудаче, — сказал он, сжимая локоть молодой женщины. — Нам придется остаться... хотя бы на какое-то время.

Комбалетта не перечила дяде — только тяжело вздохнула.

Что было дальше, знают все. Утром следующего дня, 11 ноября, король приказал разыскать кардинала и тотчас же привезти его в Версаль, где и объявил о полном доверии и поддержке. Многие противники кардинала были арестованы, а королева-мать — выслана в Компьенский дворец, откуда впоследствии бежала за границу.

Если бы Люцифер мог говорить, он рассказал бы своему вознесшемуся на недосягаемые высоты хозяину, что его карьеру спасла самая обычная мышь. Но поскольку кот, как известно, — тварь бессловесная, он продолжал невозмутимо восседать на коленях Ришелье, плодить котят и лакомиться белым мясом.

Вот только мышей он с тех пор ни разу даже не пытался ловить.



Название: Для короля, у которого есть все
Переводчик: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Бета: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Оригинал: Carmarthen - For the King Who Has Everything, разрешение на перевод получено
Размер: драббл (100 слов в оригинале)
Пейринг/Персонажи: Ришелье, Миледи
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Примечание: драббл из серии "Любой фандом лучше с динозаврами"
Размещение: только после деанона переводчика, запрещено без разрешения переводчика и автора
Для голосования: #. WTF Richelieu 2015 - работа "Для короля, у которого есть все"

— Ну, Миледи, и что вы о ней* думаете?

Миледи Винтер настороженно рассматривала стоявшее перед ней чудовище. Это было странное существо, напоминавшее одновременно птицу и ящерицу, с невероятно длинным хвостом, высотой в человеческий рост. Оно было поджарым, как беговая лошадь, но ни одна лошадь еще не рождалась с такими злобными желтыми глазами, или с пастью, полной острых как иглы зубов.

— Ваше преосвященство, я думаю, что его величество будет весьма удивлен таким подарком ко дню рождения.

И подумала про себя, что если повезет, то эта тварь сожрет короля, и тогда им предстоит долгое регентство.

* Динозавр относится к роду Целофизов, а зовут ее Колетт, хоть это и анахронизм.



***


Название: Раздевайтесь уже!
Автор: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Бета: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Размер: драббл (59 слов)
Пейринг/Персонажи: Рошфор/Арамис
Категория: преслэш
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Предупреждения: шапка больше фика)
Размещение:только после деанона, запрещено без разрешения автора
Для голосования: #. WTF Richelieu 2015 - работа "Раздевайтесь уже!"

— Мне не пишет герцогиня, она меня не любит! — Арамис плачет.
— Наверное, опять запуталась в каких-то интригах, вы же знаете, она весьма деятельная особа, — успокаивает Рошфор.
— Сегодня ни одна дама не подарила мне платочек!
— Зато все они на вас восхищенно смотрят, все как обычно, все нормально...
— Я выгляжу осунувшимся, и эти синяки под глазами просто ужасны!
— Господин Арамис, раздевайтесь уже.

***


Название: Политика
Переводчик: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Бета: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Оригинал: jibrail_rising - Politics, запрос отправлен
Размер: драббл (768 слов в оригинале)
Пейринг/Персонажи: Ришелье/Людовик XIII, Кончино Кончини, Леонора Кончини
Категория: слэш
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Канон: Франция XVII века
Примечание: Ходили слухи, что жена Кончини занималась колдовством.
Краткое содержание: Людовик чем-то обеспокоен
Размещение: только после деанона переводчика, запрещено без разрешения переводчика и автора
Для голосования: #. WTF Richelieu 2015 - работа "Политика"

В ворохе измятых простыней и подушек раскинулись два бледных тела. Луи медленно перевернулся и уставился в потолок.

Не могу понять, зачем моей матери это понадобилось. Они с Кончино...

Арман не стал ничего отвечать, вместо этого он притянул юношу поближе и крепко обнял его.

— Кончини ведь твой наставник, верно? — молодой король заерзал в кольце рук своего любовника, пытаясь взглянуть ему в лицо.

— Это так, но если ты думаешь, что я обязательно должен быть в курсе всех планов или мотивов его поступков, то ошибаешься, — чужие пальцы нежно зарылись в мягкие черные кудри Луи. — Но, насколько мне известно, в последнее время он был сильно обеспокоен.

— И чем же?

— Тобой. Его жизнь в твоих руках, и ты можешь вознести его или уничтожить, - король удивленно поднял взгляд на любовника. — Он прекрасно знает, что, как бы ни злилась твоя мать, но ее время на исходе, все больше власти сейчас переходит к тебе. При дворе все больше любят короля и королеву, и Кончини это видит.

Арман наклонился вперед и прижался губами ко рту короля, вовлекая его в горячий поцелуй. Юноша приглушенно застонал и прижался к длинному телу епископа. Однако, когда Луи отстранился, на его лице была написана тревога.

— Ты, несомненно, прав, но мне хотелось бы сказать тебе две очень важные вещи. Во-первых, я люблю тебя — сам решай, веришь ты мне или нет. Во-вторых — мое правление и вся моя жизнь связаны с тобой и твоими способностями. Не с Кончино, и он уже наверняка понял, что его ждет скорое падение — неважно, кто находится у власти.

Король пожал плечами и откинулся назад, вновь уставившись в потолок. Затем пододвинулся поближе к любовнику и повернулся на бок, обвивая руки вокруг его талии.
— Только постарайся быть осторожнее, что бы ты там ни делал, — Луи сонно кивнул и свернулся клубочком в объятиях Армана.

***

То, чем они занимались, было крайне опасным. Кончини покосился на дверь, и попытался подавить бившую его нервную дрожь.

— Итак, что тебе потребуется для заклинания? — хрипло поинтересовался он у Леоноры, читавшей огромную толстую книгу в кожаном переплете.

— Мне нужен литр крови, желательно человеческой, прядь его волос - полагаю, это будет несложно - и какая-нибудь личная вещица... ожерелье или что-то подобное. И еще несколько трав и специй, но это я легко достану сама, — ее бледный палец водил по жирным строчкам. Затем она подняла на него глаза. - Да, это все. Ты сможешь достать компоненты?

Кончино кивнул и принялся беспокойно расхаживать по комнате, перебирая у себя в голове все возможные перспективы, кроме самой очевидной — сожжения на костре за колдовство.

— Ты понимаешь, что если свяжешься с этим, то твоя душа будет гореть в аду независимо от результата? — спросила Леонора, расчищая свое рабочее место.

— Что? Да, я понял... и потом, я ведь твой муж, верно? — она одарила его ледяным взглядом, который Кончино успешно проигнорировал, продолжая обдумывать альтернативы. Разумеется, существовали и традиционные способы убийства — яд, ночное убийство, "несчастный случай" и прочие, но он понимал, что Ришелье обязательно узнает, если вдруг кто-то попытается осуществить нечто подобное. У этого человека во дворце было больше ушей, чем Кончино мог себе представить. Пожалуй, он слишком хорошо натренировал этого епископа... Наконец итальянец уселся и принял стакан вина от своей жены.

— Если я смогу достать все необходимое до конца недели, когда ты будешь готова?

— Мне понадобится еще неделя, — пожала плечами Леонора. — Все зависит от поведения трав и лунных фаз. Мне бы хотелось подождать до новолуния, но, скорее всего, не получится, — она вздохнула и села рядом, в упор разглядывая своего мужа. — В любом случае, это будет довольно быстро.

Кончино кивнул и одним глотком осушил свой стакан.

— Отлично, мне нужно идти. Мне нужно встретиться с Конде... очевидно, он хочет поговорить о каком-то соглашении, — и дверь закрылась за ним.

***


Название: Недреманное око
Автор: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Бета: [L]WTF Richelieu 2015[/L] анонимный доброжелатель
Размер: драббл (486 слов)
Пейринг/Персонажи: Рошфор/Арамис, Ришелье
Категория: слэш
Жанр: стеб
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: AU
Примечание: фильмографии Люка Эванса, сыгравшего Арамиса в "Мушкетерах" 2011 и Дракулу в "Дракуле" 2014, посвящается
Для голосования: #. WTF Richelieu 2015 - работа "Недреманное око"

— Право, друг мой, — проговорил Арамис, придвигаясь к Рошфору вплотную. – Вы единственный знакомый мне мужчина, который краснеет, когда ему предлагают снять повязку с глаза.

— Только у самых закоренелых грешников, шевалье, нет причин для того, чтобы краснеть, — отозвался Рошфор и еле заметно отодвинулся к стене. – Что же я могу поделать, если все остальное с меня уже снято?

— Вот именно, – Арамис повторил свой маневр, и Рошфор растерянно улыбнулся, обнаружив, что дальше отступать уже некуда. – А я не люблю, когда от меня хоть что-то держат в тайне.

— А сами-то! – попробовал перейти в контрнаступление Рошфор. – Почему у вас, к примеру, такие большие зубы?

— Дорогой граф, всегда ли стоит задавать вопросы, если есть риск получить на них исчерпывающий ответ? – улыбнулся Арамис и переместился ближе к ногам кровати.

— Шевалье! – запротестовал Рошфор, чувствуя, как им овладевает паника.

— В чем дело? – осведомился Арамис, поднимая голову.

— Они действительно очень большие, — жалобно воскликнул Рошфор.

— Знаю, — согласился Арамис. – Но согласитесь, дорогой граф, что две тайны в одной постели – это слишком. Либо вы снимаете повязку, либо я объясняю, для чего бывают нужны большие зубы.

Видя, что Рошфор колеблется, он снова наклонил голову.

— Черт с вами! – вскричал Рошфор, в панике срывая повязку с глаза.

Пронзительный вопль перешел в ультразвук. Витавший в комнате аромат душистой воды и терпкого вина был грубо изгнан запахом сначала обожженной кожи, а затем и паленой шерсти. Взъерошенная летучая мышь, разъяренная и испуганная одновременно, взвилась на шкаф и уже там возвратилась в человеческое обличье.

— Ну вот, — смущенно пробормотал Рошфор, натягивая повязку обратно. – Теперь у нас не осталось ни одной тайны.

— Изверг! – негодовал Арамис, выгибаясь, чтобы разглядеть обожженное плечо. – Мерзавец! Инквизитор!

Наконец ему удалось разглядеть след в форме глаза, четко отпечатавшийся на коже, и у него вырвался вопль отчаяния.

— Что вы натворили!

— Но вы же сами хотели! – оправдывался Рошфор. – Вы же знали, кому я служу…

— Вы разбили мне жизнь! – Арамис спрыгнул со шкафа и начал судорожно собирать разбросанную по полу одежду. – Мне не простят такого изъяна.

Рошфор нахмурился.

— Кто это не простит? – требовательно спросил он.

Арамис почему-то покраснел, оделся с несвойственной ему поспешностью и торопливо выскочил за дверь. Единственным, что он надел тщательно, были перчатки и шляпа, защищавшие его кожу от света. Рошфор тяжело вздохнул и принялся одеваться.

— Я так и знал, — с удовлетворением изрек кардинал Ришелье, когда Рошфор изложил ему свои представления о валашских наемниках в мушкетерских рядах. – Сходство прослеживалось, не так ли?

— Сходство? – с недоумением переспросил Рошфор.

Ришелье указал кончиком гусиного пера на висевшую у камина картину, прикрытую драпировкой.

— Что это? – удивился Рошфор.

— А вы не видите? – безмятежно откликнулся Ришелье.

— Нет, ваше высокопреосвященство.

Ришелье вздохнул, поднялся из-за стола, подошел к картине и сдернул с нее ткань.

— Силы небесные! – воскликнул Рошфор, прямо на которого воззрилось лицо Арамиса, обведенное гербовой лентой валашских господарей.

Ришелье, укоризненно покачивая головой, возвратился на свое место за столом и снова взялся за перо.

— Я, должно быть, неверно оценил способности вашего недреманного ока, — проронил он, не отрывая взгляда от своих бумаг. – Просто удивительно, как это вы поранили ему плечо, не прожигая при этом одежды.


Мини


Название: О вреде поэзии
Автор: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Бета: [L]WTF Richelieu 2015[/L], анонимный доброжелатель
Размер: мини (1270 слов)
Пейринг/Персонажи: Рошфор, Бомон, упоминаются Ришелье, Жозеф, Арамис, д'Артаньян, Атос
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Алкогольные приключения Рошфора в Форже
Размещение: только после деанона, запрещено без разрешения автора
Для голосования: #. WTF Richelieu 2015 - работа "О вреде поэзии"

4 июля 1629 года. Монсеньер сказал, что видеть меня не желает, потому что его повергает в дрожь сочетание моего загара с зеленой бледностью. Ему, видите ли, не нравятся смешанные цвета… Ну и ладно. Уложил вещи, завтра с кумом Бомоном уезжаем на воды в Форж. Судя по всему, модное место — похоже, все там уже побывали, кроме меня.

Тот же день, чуть позже. Пришел кум Бомон и сказал, что ящик вина брать не стоит — мы же едем лечиться, а не работать. Погрустили и разошлись.

5 июля. Я поражен. Похоже, на воды в этом году никто не приезжал. На нас с Бомоном пялились и тыкали пальцами. Пришлось сократить количество этих самых пальцев на три. Кто-то должен ведь учить мужланов хорошим манерам.

Хозяин потерял дар речи, когда нас увидел. Вся гостиница суетилась, как будто мы их богатые дядюшки при смерти. Поинтересовался, что происходит, и узнал, что последние пять лет в Форже не было приезжих. Бомон не знает, что и сказать — только неделю назад его знакомые расхваливали этот курорт.

6 июля. Проснулся среди ночи, чтобы записать — я все понял! В Форж просто никто не ездит. Вот вообще никто. Поступают, как четверка тех придурочных мушкетеров — говорят, что едут на воды, а сами отправляются по каким-то неблаговидным делам.

Кстати… Монсеньер тоже два года тому назад заявлял, что ездил на воды. От меня что-то скрывают:(

7 июля. Побывали в купальнях. Промерз до костей, проклял всех докторов на свете — это они внушили монсеньеру мысль, что я болен.

Кум Бомон принес мне стакан с каким-то странным прозрачным питьем. Говорит, что оно называется вода из местного целебного источника. У него отвратительный вкус — как будто ржавую шпагу во рту подержал. Кстати, отец Жозеф утоляет жажду только водой. Святой человек, подвижник.

8 июля. Кум Бомон хитрит — вместо того, чтобы пить, выливает воду из своего стакана под стол, я заметил! А почему бы мне так не поступать?

Не рассчитал, облил кума, долго извинялся. Кум, последняя каналья, возмутился, мол, обманывать нехорошо, лечиться надо для моей же пользы. Сообщил ему, что я все о его недостойных уловках знаю. Погрустили и легли спать.

9 июля. Курорт Бомону не на пользу — у него заболел живот. Господь, при всем моем уважении, чего-то не рассчитал. Человеческий организм все-таки очень деспотичная и самоуверенная штука, он любит болеть, особенно когда много выпьет. Хотя, казалось бы, три бутылки утром, две в обед и три перед сном — ну что тут такого?

Хотя если бы не болел — мы бы спились. Не знаю, как кто, а за себя с кумом ручаюсь… Кстати, господин Атос, похоже, высшее звено в развитии человека. Он пьет все время, когда не на дежурстве, и я еще не видел, чтобы ему было плохо. Ну то есть я не видел, чтобы ему было хорошо, но для господина Атоса это одно и то же. Д'Артаньян жаловался, что однажды устроил у себя дома пирушку, купил двадцать бутылок. Атос пришел первым, посмотрел на стол, сказал — "для Атоса это много, а для графа де Ла Фер слишком мало", и выпил все за час, пришлось еще в кабак посылать.

10 июля. Я все понял! Куму плохо не от вина — мы всегда его пили ну так, нормально, в меру… А от воды. Я, кстати, вспомнил, что воду в последний раз пробовал в армии, когда интендант все вино для солдат кому-то продал. Мне было тогда пятнадцать лет, но я понимал, что главное в жизни… Тогда я сказал себе — к дьяволу такую армию, пришлось от отчаяния подвиг совершить, чтобы уехать в Париж. А в Париже познакомился с кумом Бомоном, и пошло-поехало… Все, с завтрашнего дня никакой воды. Монсеньер говорил, что покушение на самоубийство — это грех, а я и так уже нагрешил в своей жизни.

11 июля. 26 бутылок, тридцать восемь экю, хозяину за разбитое окно и сломанный стол два экю.

12 июля. Бомон требует бургундское, не хочет пить эту местную дрянь. Говорит — они его водой разбавляют, что ли?

13 июля. Что-то у меня изжога, а выпил только четыре белого после еды. Точно разбавляют! Бургундского нет, послали за ним слугу. Кум укоряет себя за то, что отсоветовал мне брать вино из Парижа. Благородно промолчал, хотя слова так и рвались из груди. Монсеньер бы меня похвалил.

14 июля. Не может быть, чтобы пять бутылок на меня так подействовали. Учил пить сына хозяина гостиницы. Пошли к источникам, выпили за здоровье их величеств, за здоровье монсеньера и его семьи… И я слегка упал на землю. Меня повезли к лекарю, там я внезапно очнулся и убежал с ругательствами через окно второго этажа. Даже синяков нет! Вот это польза от вина, я понимаю… Потом сидел у кардинальского источника, приходил в себя и сочинял какие-то любовные стихи, лишенные чувства меры и вкуса. Надо монсеньеру показать — может, перестанет проводить надо мной опыты с чтением своей трагедии. Собирался идти домой — потерял ориентацию, оказался по пояс в воде… Словом, если завтра заболею, прикажу вино подогреть, все шестьдесят бутылок.

17 июля. В Форже есть притон. Ну как притон… Девочки там белошвейки. В самом деле белошвейки, надо Арамису рассказать, обхохочется. Клиентов не было пять лет, так они зарабатывают на хлеб чем придется. Мы с кумом к ним случайно зашли, и говорим — о! а вино у вас есть? Только местное, говорит мамаша, и спрашивает — девочку будете? Девочки шитье оставили, развлечение у них, меня возьмите, сударь, нет, меня… А что мы? Мы с кумом выпить хотели. Напоили весь притон. Два дня выпали из памяти. Может, это и к лучшему…

19 июля. Кум Бомон решил собирать бутылки. Я сказал — не стоит. Такими темпами нам придется через полгода выкупить у монсеньера Рюэль для коллекции бутылок. А он не продаст, это во-первых, у нас денег нет — это во-вторых. Откуда деньги возьмутся, если дорогие вина пьем как не в себя. Все-таки затратная это штука — отдых. В Париже я пользуюсь винными погребами Пале-Кардиналь, очень экономно получается.

20 июля. Хорошо, что скоро обратно в Париж.

21 июля. Не смог встать с кровати. Кишки скрутило, печень ведет себя как д'Артаньян, когда его не видит начальство. Кум привел лекаря. Противная рожа. Лекарь, а не кум. Хотя кум тоже… Коновал сказал — если хочу остаться в живых, нельзя пить вообще, и еще запретил есть мясо. В крайнем случае, сказал, можно бульон, только без кореньев и соли. Потребовал три экю. Испортить мне последние дни отпуска и взять за это деньги — совести нужно не иметь!

22 июля. Вот если взять жирного каплуна… Или нет, лучше молодого барашка. Или даже молочного поросенка. И разжечь огонь, и на вертел его… А когда жир зашипит, налить стакан вина. Монсеньер бы сразу к носу стакан потащил, мол, букет оценить, благоуханием насладиться. Да ладно, букет в животе благоухать будет не хуже…

23 июля. Латук — мерзость. Артишоки — кошмар. Репа — каналья. Репа очень полезная. Вот если репой откормить большую свинью!

24 июля. А еще можно спуститься вниз и приказать сделать яичницу со шпинатом. Сидеть, есть полезное кушанье, радоваться жизни и тому, что скоро в Париж, слушать веселый говор, смех, вдыхать аромат тушеного зайца, смотреть, как кум, ссскотина, жрет баранью ногу… Главное, не брать с собой шпагу и кинжалы… Мир — это склеп, надо Арамису сказать — обхохочется. Сегодня, кстати, пятница, так что он тоже травку ест, аббат-недоучка, ха-ха! Настроение немножко исправилось. Кажется, я выздоравливаю!

25 июля. Завтра в Париж, в Париж! Весь день летаю как на крыльях. Говорю Бомону — давай выпьем по случаю отъезда! Бомон мне, так грустно — так у тебя же печень должна очиститься. Ничего подобного, отвечаю, я с ней договорился. Слышишь, она соглашается? Ага, отвечает печень, наливайте уже, завтра рано выезжать…

27 июля. Хотел спросить монсеньера, куда он ездил вместо Форжа, но побоялся. Он сказал, что отдых пошел мне на пользу. Снова пришлось удерживать рвущиеся из груди слова… Оставил ему свои стихи и пошел в погреб. Говорят, монсеньер весь вечер смеялся, пока читал, даже в боку закололо, и поэтому лег раньше обычного. А я же говорил, что поэзия — вредная штука. Не то что бургундское!

***


Название: Шах и мат
Переводчик: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Бета: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Оригинал: Somnium Glacies - Schachmatt, разрешение на перевод получено
Размер: мини (2543 слова в оригинале)
Пейринг/Персонажи: Ришелье, Людовик XIII, упоминаются Рошфор, миледи
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G - PG-13
Канон "Мушкетеры", 2011
Краткое содержание: Кардинал и король играют в шахматы
Примечание: Чтобы быть еще ближе к оригиналу, читайте не "ферзь" и "конь", а "дама" и "рыцарь".
Размещение: только после деанона переводчика, запрещено без разрешения автора
Для голосования: #. WTF Richelieu 2015 - работа "Шах и мат"

Король никогда не проявлял особого таланта к шахматам, в чем Ришелье снова имел честь убедиться сегодня. Людовик XIII передвигал фигуры наугад, безо всякой стратегии, заметил Ришелье с нескрываемым самодовольством. В отличие от короля, он четко представлял ходы, взвешивал выгоды и слабости, рассчитывал потери, думал над ответными ходами своего визави. Это было для короля оскорблением его интеллекта, даже если он никогда не говорил об этом. Королю крупно повезло, что кардинал был на его стороне. Ришелье сдержал улыбку. Да, королю повезло. Повезло, что он, Ришелье, заменит его в ближайшее время. И он со своим планом будет таким же сокрушающим, как в каждой шахматной партии, что они играли друг против друга. Он перевел взгляд с лица монарха на доску, не изучая на этот раз ряды его противников — уничтожение их не займет много времени, они были слабы и безнадежно ему уступали.

Черный ферзь угрожал белоснежному королю Людовика и уже во второй раз за партию загнал его в почти безнадежную ситуацию. Он устранил все фигуры, которые некогда защищали короля, и оставил за собой след разрушения. Миледи де Винтер, ферзь его плана, — смертоносная, точная и столь же значительная, о чем Ришелье успел пожалеть. Да, она была важна и полезна, более того — она была пока незаменима. Миледи предаст его, он осознавал это в полной мере; Ришелье устранит ее, как только воссядет на престол Франции. Конечно, она попытается скрыться от его руки, но от этого не будет никакой пользы. Он найдет ее и позволит умереть жалкой смертью, которой она заслуживает. Мысль о том, сколь болезненными способами миледи может расстаться с жизнью, всегда вызывала у кардинала улыбку.

Когда Людовик, вместо того, чтобы вывести короля из-под шаха, попытался отвлечь удар на другие фигуры, кардинал с трудом подавил тяжкий вздох. Одним плавным движением он сбил белого слона чернильно-черным конем, что еще больше усугубило серьезность ситуации короля. Больше всего Ришелье хотел посмотреть в глаза Людовика, насладиться его разочарованием и беспомощностью, однако взгляд противника оставался прикованным к коню.

Черная ночь гибели окружила белых солдат, чистых и непорочных, как восход солнца. Такой же прозрачной еще оставалась и душа короля. Мрачная ирония заключалась в том, что Ришелье руководил черными фигурами — такого же цвета была его душа. Он убивал не сам, а посредством приказов. Это по его слову несчастные дураки, которые имели глупость встать у него на пути, лишались жизни. Он не чувствовал сожаления — они не были этого достойны. Ришелье лично не лишал их жизни, нет. Он смотрел на черного коня в окружении врагов и все же чувствовал странную уверенность, что не потеряет просто так этого своего воина — слишком мелок был его противник.

Рошфор.

Это имя мелькнуло у него в голове, и Ришелье больше не сдерживал улыбки — этого, наверное, ему уже не удалось бы сделать. Рошфор, капитан его гвардии и его правая рука, его меч, его палач, который приходил к тем, кто не был согласен с волей кардинала. Его ангел смерти. Как часто граф уже обагрял руки кровью, как часто обнажал клинок в служении ему, без сострадания отнимая жизнь согласно приказу? Рошфор, человек столь же уникальный, как фигура коня в шахматах. Его диапазон движения был большим, но особенным, — как и сам граф. Слепой на один глаз, но все еще лучший среди самых умелых фехтовальщиков страны, с дисциплиной ледяной, как зимнее море, и навыками, которые пропадали даром.

В последние годы он был ближайшим наперсником Ришелье, ни разу не поставил под сомнение ни одно из его решений, ни разу не возразил ему — Рошфор вообще не был словоохотлив, ни слова не сказал о своих потерянных навыках. Он был опасен, мог убить — и делал это, только получив приказ. Уже при первой встрече с графом кардинал чувствовал холод, который окружал того, словно аура. Уверенность в себе, холоднее, чем ледяной дождь, спокойствие скалы в шторм. Аура такого парализующего холода, от которого у его партнеров часто застревали слова в горле. Однако Ришелье сомневался поначалу, включать ли одноглазого в состав охраны. Он неоднократно спрашивал себя, желая устранить все сомнения, нужен ли этот сумасшедший калека в списках его людей, поэтому решил выставить против него четверых фехтовальщиков.

Затем кардинал изучал каждое движение графа, все замечал и запоминал. Мелькнувшее в глазах удивление, с сомнением приподнятая бровь, когда он узнал о внезапном вызове. Гвардейцы подошли ближе, он слегка повернул голову к противникам, заслышав стук их каблуков. И снова была она, эта ледяная аура. Уверенность в себе, такая холодная, что лицо графа тут же стало бесстрастным.

Он больше не удостоил кардинала взглядом, только повернулся и сделал полшага навстречу своим противникам. Гвардейцы казались неуверенными, ведь перед ними стоял человек, не отличавшийся хорошим зрением. Ришелье знал, что гвардейцы сомневались в справедливости его приказа напасть на этого человека, но никто не осмеливался высказать свои сомнения по этому поводу. Одного его взгляда было достаточно, чтобы они обнажили оружие, автоматически смещаясь в левую сторону поля зрения своего противника — ту сторону, которую он видеть не будет. Граф, однако, ничего не предпринял. Он стоял неподвижно, с левой рукой на рукояти шпаги, и холод, который окружал Рошфора, как светящаяся броня, был почти осязаем. Вдруг он повернул голову, немного, но этого было достаточно, чтобы следить за движениями гвардейцев.

— Осторожно!

Слово было адресовано гвардейцам, стоявшим с левого края от него, всего в одном шаге, и он побежал на одну из серых фигур. Гвардеец непроизвольно шагнул вперед, прежде чем понял, что Рошфор только что сделал. Граф даже не посмотрел на него, для этого надо было бы сильнее повернуть голову. Удивление было написано на лице гвардейца, и Ришелье видел по его глазам, что справиться с этим человеком будет сложнее, чем они полагали вначале.

Если граф узнал о противнике неожиданно, он этого не показал. Слишком плавным движением, позволяющим угадать опытного бойца, он обхватил пальцами правой руки рукоять шпаги и с резким металлическим звуком вытащил блестящий клинок. Он приветствовал нападающих коротким взмахом клинка, прежде чем гвардейцы успели принять исходную позицию. Левая рука за спиной, шпага слегка направлена вперед, к сердцам противников. Отрешенности на его лице как ни бывало, она сменилась почти веселым блеском карего глаза, уголок рта насмешливо дернулся, и, оставаясь в той же позиции, граф опустил клинок, пока тот со звоном не встретился с каменным полом. Глаза Ришелье недовольно сузились — холодная аура этого человека казалась еще сильнее, он увидел тонкую, сочащуюся презрением улыбку на лице Рошфора. И когда гвардейцы через несколько мгновений навалились на графа, он засомневался в исходе.

Первым ударом Рошфор обрушился на гвардейца, стоявшего от него крайним слева, и не глядя разоружил его тем же движением, потом обернулся к гвардейцу, который подкрался к нему сзади, и насмешливо поприветствовал его щелчком лезвия, демонстрируя неизбежность поражения.

Теперь Ришелье увидел наконец улыбку графа. Больше не тонкая, но теперь очевидно присутствующая на его губах, она явно подчеркивала его превосходство и предрекала гвардейцам поражение.

Опять сталь зазвенела о сталь, снова смертельно запели в комнате блестящие клинки; улыбка Рошфора становилась все заметнее. Клинок второго гвардейца был отброшен к потолку, а владелец оружия — повержен, и Рошфор повернулся к двоим оставшимся противникам, которые невольно отшатнулись от него. Разоружение двух первых гвардейцев заняло не более десяти секунд, не больше требовалось и для остальных. Острие шпаги Рошфора снова со звоном коснулось земли, что послужило для гвардейцев сигналом. Теперь, когда его клинок был обращен к земле, ему потребуется больше времени, чтобы отреагировать — так, вероятно, они думали. Однако это было их ошибкой, и довольно серьезной. Слишком поздно гвардейцы поняли, что граф хотел получить больше, хотел отразить удары противников только для того, чтобы борьба была немного острее, немного сложнее, немного опаснее. Такое отношение свидетельствовало о непоколебимой уверенности в себе, и последние сомнения, которые еще, возможно, оставались у Ришелье, рассеялись, как дым.

Гвардейцы, как и раньше, бросились на графа, оружие которого лишь едва заметно подрагивало, прежде чем он перехватил удар, и смертельный танец под песню стали не начался снова. Рошфор двигался бесшумно, быстро и с абсолютной точностью, никаких лишних движений, но в их скупости была хищная элегантность, и гвардейцы продержались против него не более десяти секунд.

Громкий звон стали о камень заставил Рошфора измениться. Улыбка исчезла под маской серьезности, холодная аура стала постепенно возвращаться, чтобы снова растаять, когда появится такая возможность. Не говоря ни слова, граф загнал шпагу обратно в ножны и ответил удивленным и впечатленным поражением гвардейцам немигающим взглядом. Ришелье молча смотрел — что он вообще должен был сказать? Мог сказать? Хотел сказать? У него не было слов, чтобы описать это зрелище. Смертельный, точный, элегантный и танцующий. Кардинал вдруг понял, что он поднялся, и граф и его соперник посмотрели на него в ожидании его приказа. Несколько мгновений взгляд Ришелье переходил с одного гвардейца на другого, пока, наконец, не остановился на Рошфоре. Кивком он отпустил гвардейцев, которые, казалось, были более чем счастливы наконец выйти из этой комнаты. Слабый звук захлопывающейся двери еще несколько раз прозвучал в большой комнате, прежде чем снова наступила полная тишина. Рошфор медленно обернулся и ответил на взгляд Ришелье — левая рука снова на рукояти шпаги, лицо неподвижно.

Ришелье медленно обошел стол, не отводя взгляда от фехтовальщика, стоявшего перед ним. Взгляд Рошфора следовал за кардиналом, пока тот не встал напротив.

— Впечатляет, — Ришелье бегло оглядел графа и указал на его отсутствующий глаз. — Я полагаю, это вам не мешает.

Это не прозвучало как вопрос, но тем не менее Рошфор ответил:

— Нисколько, ваше высокопреосвященство. Если бы это было так, меня бы здесь не было.

Голос Рошфора был хриплым, как будто он нечасто им пользовался — только в те моменты, когда считал это необходимым. Он был человеком, за которого говорил его клинок.

Ришелье ответил коротким кивком.

— Люди, против которых вы только что сражались, теперь в вашем подчинении, — с этими словами он повернулся к фехтовальщику спиной и вернулся за стол.

Оказавшись там, он снова встретился с темным взглядом своего визави, и улыбка появилась на его лице — эта элегантность, точность и ледяная самоуверенность принадлежали отныне ему.

— Я полагаю, вы знаете, чего я ожидаю от вас?

Его слова прозвучали резко, но Рошфора это, казалось, не беспокоило. К удивлению Ришелье, он даже улыбнулся, холод полностью иссяк, и в тот момент он был таким же человеком, как и любой другой.

— Конечно, ваше высокопреосвященство.

Рошфора всегда окутывала в бою эта холодная аура, но в присутствии его гвардейцев и Ришелье она исчезала, как будто ее никогда и не было, и кардиналу было известно, почему. Рошфор доверял ему, хотя и знал, что кардинал мог отнять его жизнь одним своим словом. Он предложил Ришелье свои услуги и свою жизнь и не отступится от своего слова — черта, которую Ришелье крайне ценил. Он уже замечал, что мастер фехтования начал чаще нарушать молчание в его присутствии. Заходит ли его доверие достаточно далеко?

Людовик попытался использовать другую фигуру для защиты своего короля, но снова на его пути встал конь Ришелье. Следующий ход наконец вывел короля из-под атаки ферзя, как Ришелье и рассчитывал. Этот ход имел колоссальное значение для него и его будущего.

Конь и ферзь окружили белоснежного короля, ночь окружила день с безжалостной жестокостью, лишив возможности двигаться.

Слова пришли сами собой, и Ришелье очень понравился звук, понравилось удивление в глазах оппонента. Он получал удовольствие от разочарования короля, его потерянности и беспомощности. Снова он понял, как же сильно ждет того дня, когда сможет сказать эти слова не в игре. Дня, который скрепит печатью его судьбу.

— Шах и мат.





@темы: текст, выкладки, wtf 2015