14:36 

Тексты R - NC21 WTF Richelieu - Часть 3 (миди)

Гвардеец кардинала
WTF Armand Richelieu and Co 2016



Миди


Название: Торговля индульгенциями
Канон: Musketeers BBC
Переводчик: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Бета: [L]WTF Richelieu 2015[/L]
Оригинал: evilmaniclaugh - Selling Indulgences, запрос отправлен
Размер: миди (11670 слов в оригинале)
Пейринг/Персонажи: Ришелье/Атос, Тревиль, мушкетеры
Категория: слэш
Жанр: драма, ангст
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, дарк!Ришелье, пытки, принуждение
Примечание: Дабкон со сценами насилия и алкоголизма
Краткое содержание: Основано на событиях 1.7. Ришелье требует от Атоса кое-что гораздо более личное.
Размещение: только после деанона переводчика, запрещено без разрешения переводчика и автора
Для голосования: #. WTF Richelieu 2015 - работа "Торговля индульгенциями"



Глава I

— Пожалуйста, не убивайте ее, — Атос упал на колени перед кардиналом. Времени почти не оставалось, он уже слышал потрескивание огня, чувствовал запах горящих дров, и не желал быть виноватым в смерти еще одной женщины. — Вы ведь все равно получите то, что вам нужно, но пожалуйста — освободите ее.

Ришелье некоторое время обдумывал его мольбу, а затем принялся размышлять вслух.

— Графиня де Ларок будет официально мертва, а значит, ее состояние и все имущество перейдут в распоряжение короны. Если она не станет попадаться на глаза любопытствующим, то, пожалуй, я могу назначить ей небольшое содержание в качестве благодарности.

— Я уверен, что графиня примет ваше предложение, ваше преосвященство, — поднял голову Атос, — и я надеюсь, что это поможет смягчить ее наказание.

Кардинал положил руку ему на голову:
— Позвольте мне попросить вас об одной весьма личной услуге.

Мушкетер с нетерпением ожидал оглашения нового требования, чтобы поскорее покончить с этим жутким делом. В этот момент он был готов согласиться буквально на все, лишь бы спасти Нинон из огня.

— Просите чего угодно, — брюнет низко склонился перед кардиналом, — я сделаю для вас все, что в моих силах.

— Замечательно, — голос кардинала сочился приторной сладостью, — тогда я хочу вновь увидеть вас на коленях перед собой, Атос. Но на этот раз вам придется удовлетворить меня. Если вы согласны, графиня может считать себя совершенно свободной.

Атос не мог поверить собственным ушам. С чего кардиналу пришло в голову столь странное требование? По спине побежали мурашки, но он давал клятву спасти Нинон де Ларок, и времени торговаться уже не было.

— Думаю, у меня нет иного выбора, кроме как согласиться с вашим требованием, — мушкетер поднялся на ноги, торопясь успеть до того, как приговор приведут в исполнение.

— Тогда мы договорились, — в глазах Ришелье промелькнуло нечто сумасшедшее. — Ведьму не будут жечь. Пока.

Четверо мужчин бросились к лестнице, ведущей во двор.

— Приговор отменен! — кричал Атос гвардейцам кардинала, бросаясь перерезать веревки, удерживавшие Нинон. — Она помилована!

— Я не умру? — прошептала она свои освободителям.

— Не сегодня, мадам, — и Портос повернулся к Атосу за подтверждением.

— Вы не умрете, — заверил ее тот. — Если согласитесь с условиями кардинала, то получите и жизнь, и свободу.

На пути в спальню кардинала они прошли мимо Арамиса, и Нинон устало улыбнулась старому знакомому.

— Все же ваш Бог не оставил меня.

Атос никогда особо не заботился о Боге и был вполне уверен, что это взаимно. Пожалуй, ему понадобится нечто большее, нежели усыпанный драгоценными камнями крест, чтобы выбраться из этого затруднительного положения.

Войдя в покои кардинала, они обнаружили, что Ришелье уже встал и оделся в простые штаны и рубашку. Атос был несколько удивлен отсутствием его обычного кардинальского одеяния, но в свете того, что должно было произойти, облачение священнослужителя было бы несколько неуместно. Он печально улыбнулся и замер в ожидании.

Разумеется, Нинон приняла все условия, и соглашение было заключено.

— Мой голос никогда не замолкнет, но я обещаю — вы его не услышите, — проговорила она, и Атос вспомнил те времена, когда он сам отличался подобными убеждениями. Вспомнил он и жуткую расплату за них.

— Сегодня мой разум ясен как никогда, — Ришелье стоял у высокого окна и смотрел в небеса. — Ни человек, ни народ, ни бог — ничто не встанет у меня на пути.

Если до этого Атос еще надеялся, что сможет как-нибудь выпутаться из этой дикой ситуации, то сейчас он осознал, что стоящий перед ним человек буквально помешан на власти. Ришелье интересовал вовсе не сам мушкетер, но возможность подчинить его себе.

— Вы можете идти, — Ришелье даже не посмотрел в их сторону. — Атос, останьтесь. Мы с вами еще не закончили.

Пока графиня тихонько переговаривалась с Арамисом, остальные двое шагнули ближе к Атосу и принялись изо всех сил отговаривать его от выполнения уговора.

— Ты не обязан делать это, — сквозь сжатые зубы процедил Портос.

— Боюсь, у меня нет выбора, — Атос постарался сохранять спокойствие, — все будет хорошо.

— Можно убить кардинала, — абсолютно искренне предложил д’Артаньян.

— Я не могу, — на самом деле Атос уже рассматривал этот вариант, но отказался от него. Его не слишком пугала перспектива быть казненным за такое преступление, но он был верным слугой короны и Ришелье, и неважно, насколько подлым тот мог быть. Кардинал был единственным человеком, от которого зависело благополучие короля.

— Тогда я убью его, — мрачный голос Портоса полностью соответствовал мыслям друга.

— Нет. Окажи мне услугу, — понизил голос Атос. — Я хочу, чтобы вы с графиней дождались меня в Лувесьене*. Передай, что я присоединюсь к ней, как только мы закончим.

— Атос, — вновь попытался переубедить его мулат. — Не делай этого.

Кардинал заложил руки за спину и принялся расхаживать по комнате.

— Мне кажется, я попросил оставить нас, — раздраженно заметил он. — Идите.

Когда они наконец остались одни, Ришелье остановился прямо перед Атосом.

— Любопытно, почему же вы так легко согласились на мои условия? Возможно, ваши предпочтения несколько отличаются от общепринятых, как вы думаете?

Атос с вызовом посмотрел ему в глаза:
— Там во дворе собирались сжечь ни в чем не повинную женщину. Думаю, это стало решающим аргументом для моего согласия.

— И все же вы не отвергли мое предположение.

— Мои предпочтения вас не касаются, ваше преосвященство. Я здесь, как вы и потребовали, и сейчас полностью к вашим услугам.

Атос подозревал, что кардинал просто пытается вывести его из себя (как намеревался разозлить, пригласив в суд миледи), и пытался оставаться бесстрастным.

— Очень хорошо, — кивнул его противник, — я собирался предложить вам выпить, в конце концов всем известна ваша любовь к хорошему арманьяку, но время разговоров, очевидно, закончилось.

Сейчас Атос готов был отдать правую руку за бочонок бренди, но демонстрировать свою слабость он не собирался.

— Как пожелаете.

Кардинал раздраженно фыркнул, и Атос испытал злорадное удовлетворение.

— Становитесь на колени, — приказал он, — и не вздумайте умолять, как в прошлый раз. Это совершенно недостойно королевского мушкетера.

Атос подчинился ему и застыл в ожидании дальнейших указаний. Он уговаривал себя, что сейчас всего лишь подчиняется приказам вышестоящего командира.

— Расстегните одежду и достаньте мой член.

Судя по проявившейся эрекции, кардинал явно был готов продолжить. Вопреки ожиданиям Атоса, его член вовсе не был похож на змею или хвост Сатаны, но определенно был куда менее привлекательным, чем он себе представлял, и мысль о том, что сейчас это окажется у него во рту, была совершенно омерзительной.

— Смиритесь с этим, — пусть пенис кардинала и не был похож на змею, но его голос с лихвой искупал этот недостаток, — не используйте свои зубы и не вздумайте выпускать его, пока я не кончу. Вы меня поняли?

Атос кивнул и наклонился вперед. Сейчас он сильно сомневался в себе. Нет, он определенно не может этого сделать.

— Сейчас же, — прошипел кардинал, — иначе я прикажу своим гвардейцам вновь разжечь костер и немедленно приволочь Нинон де Ларок обратно.

Атос плотно зажмурил глаза и, приоткрыв рот, медленно придвинулся ближе, пока не сумел обхватить чужую эрекцию губами. Он не мог заставить себя двинуться дальше, поэтому позволил толстому, покрытому слюной омерзительному члену просто лежать на своем языке. Он изо всех сил сдерживался, чтобы не выхватить кинжал и не нарезать эту штуку как колбасу.

— В ваших силах сделать наш договор двусторонним, Атос, — тон Ришелье был почти доброжелательным. — Или же смерть бедной женщины тяжким грузом будет лежать на вашей совести, пока Господь не призовет вас к ответу за совершенные грехи.

Мушкетер с трудом подавил подступившую к горлу тошноту, а затем глубже насадился на член кардинала и принялся сильно его сосать, снова и снова, пока ему в рот не выплеснулся поток спермы.

— Удовлетворены? — спросил он, посмотрев наверх. Стыдно ему не было. В отличие от стоящего перед ним человека, ему было нечего стыдиться.

— Слижите все языком и приведите мою одежду в порядок.

Атос понимал, что это была последняя попытка сломать его, и вовсе не собирался ему поддаваться. Он склонился, чтобы вылизать белые пятна, а затем убрал мерзкий орган туда, где ему надлежало быть.

— Полагаю, мы закончили, ваше преосвященство? — и сам удивился, насколько холодно звучал его голос.

— Да, вы правы, Атос, — кардинал обошел его и взял бутылку со своего стола. — Надеюсь, вы примете уже упомянутый мною арманьяк в качестве награды за эту услугу. Уверен, вам просто необходимо выпить.

Мушкетер слабо покачал головой в знак отказа и покинул комнату, и стук его шпаги эхом разносился по каменным коридорам, искушая его вернуться, разорвать Ришелье на куски и скормить собакам. Однажды он заставит кардинала заплатить за все это, но сейчас было бы разумнее убраться отсюда относительно невредимым.

Во дворе сохранялся стойкий запах горелого дерева, и это еще раз убедило Атоса в том, что он поступил абсолютно правильно. Поднявшись в седло, он неторопливо направился в деревню на окраине Парижа, где намеревался встретиться с графиней и Портосом. Он немного опередил своих друзей и сейчас буквально дрожал от потребности немедленно завалиться в местную таверну и, несмотря на свою недавнюю браваду перед кардиналом, напиться вдрызг. В отчаянных попытках побороть это желание мушкетер присел на край стоявшего посреди двора каменного колодца и сделал несколько глотков из стоявшего там железного ведра. Затем запрокинул голову, позволяя лившему дождю смыть с него грязь.

— Как все прошло, друг мой? — Портос въехал во двор, лишь на пару ярдов опередив следовавшую за ним карету.

Несмотря на кажущуюся безмятежность, Атос распознал тревогу в его голосе.

— Бывали деньки и получше, — криво улыбнулся он в ответ. — Но я же обещал, что все будет хорошо.

— Даже не представляешь, как я рад это слышать, — Портос спешился и оставил лошадь у коновязи. — Пойду поищу, не осталось ли в таверне желающих раскинуть партейку-другую, так что можешь пока попрощаться с графиней.

Атос подошел к крохотной карете, остановившейся прямо рядом с деревенским забором, чтобы поприветствовать появившуюся из нее женщину. На Нинон де Лакруа было надето самое простое платье и обычный шерстяной плащ, но ее глаза сейчас сияли куда ярче, чем  когда она красовалась в пышных придворных платьях. Он вдруг подумал, что раньше чувствовал нечто подобное только глядя на Анну, и эта мысль напугала его до полусмерти.

— Что вы собираетесь делать теперь? — спросил он у бывшей графини.

— Подумываю открыть школу для детей бедняков в Море-Сюр-Луан**. Там у меня есть небольшой дом, который пустовал долгие годы. Кардинал не знает о нем, поэтому сейчас я могу найти ему неплохое применение.

— Я провожу вас, — предложил мушкетер.

— В этом нет необходимости, — возразила она и подошла поближе, чтобы провести рукой по его щеке. — Берегите себя, Атос. Сегодня вы сделали кардинала своим врагом, а он очень опасный человек.

— Я знаю, — он внезапно почувствовал, что дождь пропитал его колет, просачиваясь сквозь трещины в коже, и теперь он промерз до костей.

— Пожалуй, я могла бы влюбиться в такого, как вы, — внезапно сказала Нинон.

Он не ожидал ее поцелуя и удивленно вздохнул. Было ли это беспокойством? Или страхом?

— В таком случае, мне жаль, что мы оба не относимся к категории семейных людей, — ответил он, надеясь, что сумел скрыть свои эмоции.

— Вы знаете, где меня найти, — проговорила она, когда Атос помогал ей подняться в карету.

— Разумеется, графиня, — кивнул он, стряхивая со своего лица капли дождя.

— Теперь уже просто мадам, — напомнила она с грустной улыбкой, и кучер тронул лошадей.

Атос задумался, насколько же они были похожи друг на друга. Он отказался от своего титула, она лишилась своего. Они оба были потерянными душами.

Он смотрел вслед карете, пока та не свернула в переулок, и теперь стало совершенно невозможно игнорировать бившийся в голове болезненный вопль. Мушкетер вскочил на коня и припустил так, словно за ним гнался сам дьявол. Вскоре он добрался до Парижа и буквально перелетел через Новый Мост, заставив стражников подскочить и приготовиться отражать атаку.

Затем Атос вбежал в первую же попавшуюся по пути таверну и попытался утопить свои страхи в бутылке вина. Потом в другой. А потом в третьей.

***

Кардинал сидел за столом в своем кабинете. Он неторопливо пересыпал прах Сестини в богато украшенный ларец и, защелкнув замок, передал его своему слуге.

— Доставьте его в Рим.

Юноша покинул комнату, и Ришелье посмотрел на миледи.

— Будьте так добры — разузнайте, где собирается обосноваться наша бывшая графиня, — сказал он.

— Я уже выяснила местонахождение госпожи де Ларок, — миледи бросила любопытный взгляд на лежавшие на столе бумаги. — Милая Нинон наивно считает, что может доверять своим слугам.

— Именно поэтому я так хорошо вам плачу, — кардинал разлил бренди в два бокала и передал один из них женщине.

— И сколько же вы готовы заплатить мне за эту информацию? — спросила миледи, сделав глоток.


*Лувесьен — деревня в Иль-де-Франс, в 18 километрах к западу от Парижа. ©
**Море-Сюр-Луан — деревня в Иль-де-Франс, в 70 километрах к северо-востоку от Парижа ©


Глава II

— Знаешь, ты мог бы и предупредить, что собираешься проводить госпожу де Ларок к ее новому дому. Когда я вчера вышел, чтобы поделиться с тобой своим выигрышем, я не нашел никого из вас, — голос Портоса звучал укоряюще. Он разыскал своего друга под одной из лавок и, не дождавшись ответа, бесцеремонно ткнул его локтем. — Голова болит?

— Еще как, — и в ответ на мушкетера уставились два налитых кровью глаза.

Тот решил, что ему наверняка тоже захотелось бы утопиться в бутылке, если бы пришлось самому пройти через тот ужас, который вчера пережил его друг. Они тихонько сидели и наблюдали за тем, как Арамис гоняет д’Артаньяна по тренировочной площадке, пытаясь привить молодому человеку немного дисциплины. Сейчас юноша был куда более нервным, чем обычно.

— В один прекрасный день он будет неплохим бойцом, — прокомментировал Портос.

— Он уже хорош. Пожалуй, даже слишком, — кивнул Атос. — Это заставляет меня чувствовать себя старым.

— У тебя просто неважное настроение, — Портос окинул друга пристальным взглядом. Тот казался каким-то потерянным. — Ты в порядке? — спросил мулат вполголоса: казармы были не самым подходящим местом для такой беседы.

Атос кивнул.

— Я хороший слушатель.

— А я плохой рассказчик.

— Мадемуазель де ла Шапель… — Портос осекся, когда глаза Атоса опасно потемнели при упоминании этого имени. Он открыл рот для еще одной попытки, но в этот момент к ним подошел сержант и заявил, что капитан хочет видеть их в своем кабинете.

Арамис уже был там и поприветствовал друзей радостной улыбкой.

— Сегодня утром ты непривычно оживлен, — заметил Атос.

— И в самом деле, хотя я полагаю, что ты уже знаешь причину этого, — пробормотал Арамис в сторону.

Тревиль поднял руку.

— Господа, оставьте ваши сплетни до более подходящего момента. Сегодня после обеда король решил отправиться в свои охотничьи угодья в Версале и собирается принимать там герцога Бэкингема. Вам троим предстоит сопровождать меня, чтобы охранять его величество.

— От Бэкингема? — нетерпеливо спросил Арамис.

— От опасности, — предостерегающе взглянул на него Тревиль. — А вы, Атос, постарайтесь впредь держать себя в руках. Мне не хотелось бы вновь увидеть вас в подобном состоянии.

Тот едва заметно кивнул в знак того, что услышал слова своего капитана.

***

— Сегодня прекрасный день для соколиной охоты, не правда ли, Бэкингем? — конюх помог королю спешиться, и он укрылся от солнца под балдахином своего трона.

— И в самом деле, ваше величество. Я искренне благодарен, что вы так быстро отозвались на мою просьбу и милостиво позволили мне присоединиться к вам, — герцог уселся на стул рядом с королем и расправил складки на своих штанах.

Тупой щеголь, подумал Портос.

— Это была прекрасная возможность договориться о наших общих интересах в колониях, — ответил Людовик. — Я думаю, это было весьма полезно для всех нас.

— Вы правы, сир, — согласился Ришелье.

Когда король подал слугам знак наполнить кубки, Бэкингем обратил свое внимание на королеву.

— Если позволите, я бы хотел заметить, что ее величество сегодня еще прекраснее, чем обычно, — сказал он. — И гораздо красивее, чем все женщины Англии вместе взятые.

Королева польщенно улыбнулась.

— В лести нет нужды, Джордж, хотя мне, безусловно, приятно это слышать.

— Это вовсе не лесть, ваше величество, лишь небольшое наблюдение.

На протяжении это маленького флирта Портос искоса наблюдал за Арамисом, и его беспокоило выражение ревности на лице товарища. Если король обратит на это внимание, то мерзкие слухи поползут по всей столице, а затем просочатся в каждый уголок страны. Он молился о том, чтобы Арамис прислушался к голосу здравого смысла и не попытался продолжить свою небольшую интрижку с королевой. Иначе это назовут предательством, а тогда мушкетеру точно не удастся избежать плахи.

Краем глаза он заметил, что кардинал поманил к себе Атоса, и его внимание немедленно переключилось на эту пару. Поскольку Портос стоял прямо за помостом, все происходящее разворачивалось перед ним как на ладони. Однако он искренне желал бы сделать это столь же очевидным для капитана Тревиля.

— Атос, вы нужны мне сегодня вечером. Приходите в Пале-Кардиналь, я прикажу своим гвардейцам пропустить вас.

Тот сумел удержать непроницаемое выражение лица.

— Не думаю, что смогу быть вам полезен, ваше преосвященство, — спокойно произнес Атос. — Наш договор закрыт.

В ответ кардинал фыркнул, и Портосу немедленно захотелось ударить его так, чтобы он смог увидеть каждую звезду на небе.

— Мой дорогой мушкетер, разве я когда-либо утверждал, что наша сделка будет разовой? Вы согласились оказать мне услугу в обмен на безопасность госпожи де Ларок. Думаю, моим гвардейцам не составит труда разыскать ее в… — он сделал паузу, — Море-Сюр-Луан? Да, уверен, что именно там. Если хотите, они могут поехать туда и привезти ее обратно.

Атос на мгновение прикрыл глаза, но ничего больше не отразилось на его лице.

— Я нанесу вам визит, как вы приказали, — сказал он пустым голосом.

Портос не мог поверить, что такой невообразимо наглый и испорченный человек, как Ришелье, может называть себя человеком церкви. Он осторожно повернул голову влево, а потом вправо, проверяя, слышал ли этот разговор кто-то еще или ему выпало стать единственным случайным свидетелем.

Когда охота закончилась, мушкетеры сопроводили королевскую карету из Версаля обратно в Лувр, где король и королева благополучно разошлись по своим покоям. На этом обязанности мушкетеров были завершены, и сегодня они могли спокойно вернуться в свои казармы.

— Предлагаю оставить лошадей в конюшне и прогуляться до ближайшего трактира, — предложил Арамис, покрепче натянув поводья нервничающей после тяжелого и душного дня лошади. — Мне просто необходимо хорошенько выпить.

— Пожалуй, вчера вечером я уже изрядно погулял, поэтому лучше откажусь, — невыразительно сказал Атос.

— И когда это тебя останавливало? — Арамис наклонился, чтобы похлопать его по плечу, но тот резко отшатнулся от него, словно пугливая кобыла.

— Приказ капитана, — резко ответил старший мушкетер и развернул своего коня, чтобы уехать, но Портос оказался быстрее и успел заблокировать единственный путь через ворота.

— Я знаю, куда ты направляешься, — недовольно сказал он. — Ты не обязан подчиняться этому ублюдку.

— Тогда скажи, — монотонно проговорил Атос, — что ты предлагаешь мне сделать?

Портос сумел лишь беспомощно пожать плечами. Хороший же он друг, если не может даже помешать этому непотребству.

— Рассказать Тревилю? — предположил он.

Атос покачал головой.

— Кардинал — самый могущественный человек во Франции, и ни ты, ни я, ни Тревиль не сможем ему помешать. Все, на что я могу надеяться, — это на то, что ему быстро надоест играть со мной, — он положил руку на плечо Портосу. — Я выживу, — тихо сказал он, — возможно, Арамису стоит похлопотать за меня перед Богом, но я сомневаюсь, что у Всевышнего найдется время на простого мушкетера.

— У Господа нашего найдется время для каждого человека, — вмешался в их разговор незаметно подъехавший поближе Арамис. — Но тебе не стоит снова идти к кардиналу.

— Боюсь, что я должен. И я это сделаю, — Атос пришпорил коня и галопом проскакал мимо Портоса, махнув на прощанье рукой.

— Почему он не попытается бороться с ним? — Портос спешился и передал свою лошадь подбежавшему конюху, а затем обессиленно прислонился к стене и стал ковырять сапогом камни брусчатки.

Арамис выглядел задумчивым.

— Думаю, наш друг практикует самоистязание, пусть пока и не может себе в этом признаться.

— Что? — мулат не понял, почему в разговоре внезапно возникли плетки.

— Похоже, что Атос пытается за что-то наказать себя, и пока он не примет решение, что пора остановиться, вряд ли мы сможем ему чем-то помочь. Но, по крайней мере, мы можем попытаться залить нашу печаль, — однако даже смиренный голос Арамиса вовсе не сумел переубедить его товарища.

— Я не собираюсь отсиживаться в трактире, пока Атос находится в руках у этого ублюдка.

— Буду рад услышать твое предложение, — хмыкнул блондин, — потому что у меня, например, свежие идеи закончились.


Глава III

— На этот раз вы будете работать ртом и руками и не остановитесь, пока я вам не прикажу.

Лицо Ришелье уже исказилось в непристойной гримасе, но Атос прекрасно понимал, что это не имело абсолютно ничего общего с физической похотью. Этот человек желал лишь власти.

Кардинал распахнул халат и медленно приподнял подол ночной сорочки, пока не обнажились его яйца и возбужденный член.

— Сначала рукой, — приказал он, а затем пришел в ярость, когда Атос послушно коснулся его затянутыми в перчатку пальцами. — Неужели вы считаете, что я приду в восторг от этой мерзости? Я не желаю терпеть подобную грязь рядом с собой. Снимите их немедленно.

Атос послушно стянул перчатки. Он уже мысленно готов был распрощаться с ними ради такого случая и планировал позже купить себе новую пару, но кардинал сорвал его планы. Похоже, вместо этого ему придется приобрести другую руку. При мысли об этом он невольно улыбнулся — это окончательно взбесило Ришелье.

— Да вы просто наслаждаетесь собой, как я посмотрю, — выплюнул он.

— Ну что вы, — возможно, Атосу и пришлось встать на колени, но будь он проклят, если уступит кардиналу хотя бы на дюйм.

— Тогда возьмите его в руки и постарайтесь быть нежным.

Учитывая омерзительность предстоящей задачи, Атос посчитал это практически невыполнимым, и теперь ему оставалось лишь гадать, посмеет ли он удовлетворять собственные потребности после этого кошмара. Он принялся хаотически двигать ладонью вверх и вниз по всей длине члена кардинала и удивился, когда чужой член в его руках начал обретать все большую твердость. Пожалуй, могло быть гораздо хуже: будь у Ришелье проблемы с потенцией, все это потребовало бы намного больше усилий.

— Теперь возьмите его в рот, — прошипели сверху, — и займитесь делом.

Атос подчинился и послушно наклонился, чтобы обхватить возбужденный орган губами. Это было еще отвратительнее, чем в прошлый раз. Пожалуй, он слишком рано понадеялся, что у него может выработаться привычка к этому, так же,  как в свое время к убийствам.

Прошло не больше минуты, когда кардинал вскрикнул: «Довольно!» — и, оттолкнув Атоса, сжал свой член рукой. Из его кулака вырывались струи спермы, забрызгивая мушкетера и оставляя грязные следы на полу.

Атос молча отер лицо тыльной стороной руки, сглотнув попавшую в рот жидкость, и замер, когда услышал шорох у ведущей во внутренние покои двери. Он лишь надеялся, что это были слуги, а не солдаты, иначе завтра эта новость, как лесной пожар, охватит весь гарнизон красной гвардии.

Ришелье внимательно следил за каждым его движением.

— Вы потрясающе неотзывчивы.

Атос встал и принялся очищать свою одежду лежавшими рядом полотенцами.

— Каким именно образом я должен вам отвечать?

Впрочем, на этот раз кардинал его проигнорировал и молча уселся за стол, погрузившись в чтение последней буллы Папы Римского.

— Вы можете идти, — рассеянно сказал он.

Когда Атос покинул приемную дворца, его наконец накрыло осознание произошедшего, и он обессиленно опустился прямо на землю. В его голове смешались гнев, разочарование и страх разоблачения, и он привычно топил свои мысли в бутылке дешевого вина.

В будущем его ждала бесконечная череда страданий.

Кардинал призывал мушкетера снова и снова, пока его стремление подчинить упрямого мужчину не переросло в войну на выживание. Поскольку Атос продолжал демонстрировать полное отсутствие эмоций, Ришелье придумывал все новые и новые способы унизить его.

— Сегодня я собираюсь вас трахнуть, — сообщил ему кардинал в один из таких вечеров. — Снимайте штаны и ложитесь животом на стол.

Он не использовал никакой смазки, чтобы смягчить проникновение. Дикая боль в порванном проходе напомнила Атосу о том, что это был вовсе не секс. Мушкетер был способен довольно долго выдерживать физические пытки, но сомневался, что сможет долго терпеть такие моральные унижения.

Пока Ришелье размеренно трахал его, мужчина мысленно представлял себе множество способов убить этого человека, и это изрядно помогало ему отвлечься от происходящего.

— Я сломаю вас, Атос, — кардинал тяжело дышал от подступающего оргазма, — если потребуется, я отымею вас перед всем вашим полком.

Повода сомневаться в его словах не было. В ту ночь Атос ввалился в собственную квартиру и принялся лихорадочно окунаться в чан с ледяной водой, пытаясь смыть с себя чужой запах. Он больше не мог стоять в одном ряду со своими товарищами без угрозы навлечь дурную славу на всех мушкетеров. За ночь он успел прикончить бутылку бренди. А к утру наконец сошел с ума.

Последующие дни незаметно пролетели в алкогольном угаре. Придя в себя, Атос обнаружил, что опирается на какую-то незнакомую городскую стену, и предположил, что, должно быть, он покинул Париж, на что Тревиль наверняка не давал своего разрешения. Впрочем, сейчас он уже ни в чем не был уверен. У него кончились последние деньги, и удача изменила королевскому мушкетеру. Его била крупная дрожь, и больше всего на этой забытом Богом земле он желал чего-нибудь выпить, но валявшаяся рядом бутылка была такой же сухой, как и пыль вокруг.

— Идиот несчастный, — сказал голос сверху, и мушкетер поднял голову, прикрывая ладонью глаза от яркого солнца. — Тревиль пустит твои кишки на подвязки. Подозреваю, говоря о том, что тебе нужен отдых, он имел в виду нечто другое.

Перед ним во весь рост возвышался Портос, и, хотя Атос и был страшно рад видеть старого друга, он страстно желал, чтобы тот перестал говорить так громко, шум лишь усиливал его головную боль. Он приподнял пустую бутылку в надежде, что товарищ сжалится над ним, но мулат выхватил ее и отбросил подальше. Атос меланхолично наблюдал, как она укатилась и с грустным звоном ударилась о каменную стену.

— Я нашел его коня, — приблизился к ним Арамис. — Он продал его трактирщику в обмен на бренди, так что мне пришлось выкупать его обратно.

— Атос, ты сможешь ехать верхом? — обеспокоенно спросил стоявший рядом с ним д’Артаньян. Его голос был куда более дружелюбным, чем у остальных, но только потому, что мальчику раньше не доводилось сталкиваться с подобным.

— Думаю, что да, — Атос не собирался позориться, въезжая в Париж, будучи перекинутым через круп собственного коня, как мешок с картошкой. Но когда он попытался встать, мир волчком закрутился вокруг него, и мушкетер согнулся пополам, извергая скудное содержимое собственного желудка.

— Тогда идем, — Портос протянул ему руку и поддержал пошатнувшегося приятеля.

— Где мы? — поинтересовался Атос, когда друзья помогли ему подняться в седло.

— В Провансе, — ответил Арамис. — Ни о чем не напоминает?

— Нет, — он совершенно ничего не помнил об этом месте и не знал, почему оказался именно здесь. К сожалению, на пути сюда Атос ухитрился потерять все свое оружие. Так же, как и чувство собственного достоинства.

На обратном пути он начал чувствовать себя странно. Словно его за ним гналось что-то очень страшное. Мушкетеру мерещились жуткие тени на деревьях, а когда он внезапно остановился и спрыгнул с коня, его преследователи спрятались в высокой траве. Он упал лицом вниз, обливаясь потом, и когда Портос перевернул его на спину, мужчина увидел за спиной друга гигантскую змею с головой волка, с нависших над ними клыков капала слюна, словно чудовище было готово проглотить их обоих. Атос попытался оттолкнуть мулата, чтобы убежать.

— Успокойся, дурак, там ничего нет, — сообщил ему Портос.

— Что с ним происходит? — озадаченно спросил д’Артаньян.

— Змеи, — ответил ему Арамис как ни в чем ни бывало. — Это белая горячка. Нужно доставить Атоса в Париж как можно быстрее, тогда мы сможем наконец его протрезвить. Портос, ты с ним справишься?

— Постараюсь, но не удивляйся, если его голова в какой-то момент встретится с рукоятью моего пистолета, — Портос взобрался в седло, а двое других мушкетеров осторожно помогли Атосу сесть перед ним так, чтобы мулат мог придерживать его другой рукой.

— Если вздумаешь подраться со мной, то я сброшу тебя в ближайшую реку, — предупредил его Портос. — А если обоссышься, то я тебя в ней еще и утоплю. Ты меня понял?

— Понял, — голос Атоса перешел в хриплый шепот. Из-за переизбытка бренди, тошноты и недостатка воды у него в горле было сухо, как в пустыне.

— Хороший мальчик.

Путешествие в Париж было просто кошмарным. Когда они подъехали к городу, у Атоса поднялась температура и начались галлюцинации, он воображал себе то незнакомых детей, то чудовищных монстров. Он пытался бороться с подступающим безумием, но не мог отогнать ощущение чего-то очень страшного. Его рассудок балансировал на грани.

Наконец они остановились. По характерному аромату черного оружейного пороха и навоза Атос понял, что их компания находится где-то рядом с казармами.

— Куда теперь? — спросил Портос; его лошадь недовольно переступала с ноги на ногу, явно раздражаясь от непривычно большого веса.

— Капитан велел привести его в свои покои, как только мы его найдем, — ответил ему Арамис.

— А мы его нашли? — голос мулата звучал не слишком уверенно.

Впрочем, когда Тревиль вынырнул из темного входа в караульное помещение, проблема сразу отпала.

— Я заберу его к себе, — сообщил он своим мушкетерам, помогая Атосу слезть с лошади. — Мы оба это уже не раз проходили.

В последний раз Атос оказывался в подобной ситуации три года назад, и тогда он поклялся своему капитану, что этого больше никогда не повторится. По правде говоря, он рассчитывал погибнуть раньше, чем возникнет такая необходимость — мушкетеры вовсе не имели репутации долгожителей, но, возможно, список его грехов был слишком велик для Страшного суда.

Тревиль помог больному подняться по лестнице и уложил на узкую деревянную койку в комнате адъютанта. Небольшое помещение примыкало к комнате капитана, так что у него была возможность присматривать за своим подопечным, не отказываясь от сна в собственной постели.

— Почему вы опять заботитесь обо мне? — прохрипел Атос, едва ворочая пересохшим языком.

Вокруг Тревиля роилось облако крошечных крылатых существ, и мушкетер безуспешно пытался убедить себя, что они не настоящие и не нужно пытаться отогнать их от своего лица.

— Я делаю это потому, что ты прекрасный солдат и хороший человек, — Тревиль вытер пот со лба подчиненного и подал ему стакан воды.

Атос жадно выпил весь стакан и откинулся обратно на кровать.

— Вам не стоит об этом беспокоиться.

— А больше и не придется. Еще один такой запой, и ты уже не отделаешься таким отвратительным состоянием — ты просто умрешь. Тебе нужно отпустить прошлое, Атос. Не позволяй ему снова преследовать тебя.

Мушкетер инстинктивно потянулся к медальону на толстой цепочке, всегда висевшему у него на шее, но сейчас там ничего не было. Наверняка он оставил его в Провансе вместе с прочими вещами. Это было единственным напоминанием о его прошлой жизни, и ошеломленный такой потерей Атос наконец поддался лихорадке и потерял сознание.

Дни пролетали, как облака, гонимые бурей, и в редкие моменты просветления Атос задавался вопросом, что же думает весь полк о бредовых речах, доносящихся из комнат капитана.

Арамис уехал на какое-то задание, но Портос регулярно навещал своего друга и развлекал его свежими сплетнями.

— Д’Артаньян ухаживает за Констанцией, и недавно мальчик похвастался мне, что они по-настоящему любят друг друга.

— Интересно, порадуется ли этому господин Бонасье? — съязвил Атос. — То, что это рано или поздно случится, было слишком очевидным, так что ему действительно стоит быть поосторожнее.

— Хорошо, что ты снова с нами, друг мой, — облегченно выдохнул Портос. — Без твоего улыбающегося лица полк уже не тот.

— Боюсь, вам придется потерпеть это еще немного, — ответил ему товарищ. — Я собирался отправиться к госпоже де Ларок и провести у нее несколько недель, пока не поправлюсь окончательно.

— Я посчитаю приемлемым все, что поможет удержать тебя от саморазрушения, — ответил Портос. — Ты рассказал Тревилю о своей сделке с кардиналом?

— Нет, и я предпочел бы оставить все как есть.

— Ясно.

Портос опустился на постель рядом с ним, и Атос напрягся, надеясь на то, что это останется незамеченным.

— Держите ухо востро и постарайтесь прислушиваться к планам Ришелье, пока меня не будет, — попросил он. — Я смогу защитить Нинон, пока она будет рядом со мной, но нам нужно позаботиться о ее дальнейшей безопасности. В настоящее время все козыри в руках у кардинала.

— Этот человек должен ответить за то, что он сделал.

— В самом деле, — Атос совершенно не желал продолжать неприятный разговор. — Есть какие-то новости среди мушкетеров? — спросил он, чтобы сменить тему.

— Еще как, — Портос широко улыбнулся. — Д’Артаньян теперь официально проходит подготовку в качестве мушкетера.

— Наш молодой друг высоко взлетел: изрядное продвижение, притом всего за несколько недель, и женщина, пусть и чужая, — всплеск энергии закончился, и Атос обессиленно опустился обратно на подушку. Пьянство повлияло на его аппетит, и теперь он ненавидел свою нынешнюю слабость.

Портос заметил это и поднялся на ноги.

— Оставляю тебя отдыхать, — сказал он. — Поклянись, что никуда не денешься до возвращения Арамиса.

Атос не любил давать обещания, поскольку они неизменно тонули на дне бочонка, но для своих друзей он был готов на все возможное, и сейчас слегка наклонил голову, так что это могло быть истолковано как угодно.

— Что ж, я буду считать это согласием, — сказал Портос, покидая комнату.

Начало выздоровления Атос определил по тому, что проходившие дни растянулись до бесконечности, а доносившиеся из нижнего двора звуки оружейных тренировок заставляли его зеленеть от зависти. Тревиль с пониманием отнесся к его просьбе и и отправил надежного гонца, чтобы предупредить госпожу де Ларок о скором прибытии гостя.

За последние годы форма мушкетера стала для Атоса второй кожей, но сейчас он ощущал ее непривычную тяжесть как неприятное напоминание об унизительном возвращении из Прованса.

— Возможно, это поможет тебе обрести привычный вид, — в дверях стоял Арамис и протягивал Атосу его потерянную рапиру, и тот был настолько растроган, что даже не сумел подобрать слова.

Дрожащими руками он принял свое оружие, закрепил на поясе рядом с ножом и лишь тогда наконец смог выдавить из себя глухое «спасибо».

— Я не смог заполучить обратно твой кинжал и пистолеты, зато нашел вот это, — с пальцев Арамиса свисала серебряная цепочка. — Случайно наткнулся, но он выглядел подозрительно знакомым, и я подумал, что это наверняка что-то значит, — он бросил медальон в руки Атоса.

— Да, ты прав, — и прямо сейчас это означало, что он получил второй шанс.

***

Кардинал стремительно вошел в свой кабинет в Пале-Кардиналь.

— Где сейчас ваш старый приятель Атос? — требовательно спросил он.

— Понятия не имею, — ответила миледи, лакомясь конфетами из стоявшей на столе серебряной чаши изящной ковки. — А что по этому поводу думают ваши шпионы?

— Вы и есть мой шпион, — вскипел Ришелье, его гнев волнами разливался по комнате.

— Одна маленькая птичка нашептала мне, что некий больной мушкетер сейчас лежит под защитой в доме капитана Тревиля. Возможно, это Атос, — она улыбнулась и подняла взгляд на кардинала. — Это все, что мне известно.

— Вы ведете себя так, словно стали неприкасаемой, миледи, но если и дальше будете обращаться со мной столь дерзко и непочтительно, ваша ценность будет крайне невысокой.

— Моя ценность определяется предоставляемой мною информацией, которая обеспечивает вашу осведомленность в вопросах политики, — он наклонилась ближе. — Никогда не пытайтесь угрожать мне снова, Арман.










@темы: wtf 2015, выкладки, текст

URL
Комментарии
2015-09-27 в 14:38 

Гвардеец кардинала
WTF Armand Richelieu and Co 2016



Читать




URL
2015-09-27 в 14:39 

Гвардеец кардинала
WTF Armand Richelieu and Co 2016



Читать




URL
2015-09-27 в 14:40 

Гвардеец кардинала
WTF Armand Richelieu and Co 2016



Читать




URL
2015-09-27 в 14:41 

Гвардеец кардинала
WTF Armand Richelieu and Co 2016



Читать




URL
2015-09-27 в 14:42 

Гвардеец кардинала
WTF Armand Richelieu and Co 2016



Читать




URL
2015-09-27 в 14:43 

Гвардеец кардинала
WTF Armand Richelieu and Co 2016



Читать




URL
2015-09-27 в 14:44 

Гвардеец кардинала
WTF Armand Richelieu and Co 2016



Читать




URL
     

Здесь был Жю-ссак

главная